Интервью с выпускницей МГЮА Марией Петровной Максаковой

«Мир можно и нужно менять к лучшему»
«Какое отношение Мария Максакова солистка Мариинского театра и театра «Геликон Опера», актриса, глава благотворительного фонда, выпускница РАМ им. Гнесиных и МГЮА имеет к юриспруденции и праву, кроме диплома МГЮА?» - думал я, готовясь к интервью. Оказалось, самое непосредственное.
Мария Максакова, обладатель юридического склада ума и активной гражданской позиции поделилась с нами своим взглядом на образование, законодательство, государство, современную экономику и раскрыла свой секрет успеха.
ИНТЕРВЬЮ, ТЕКСТ: ОЛЕГ МИКИТАСОВ


Почему Вы решили пойти в юристы?
Давайте по порядку.
Я училась в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории по классу фортепиано. Это двенадцать лет тяжелого труда, ведь для покорения музыкального инструмента нужен не только талант, но и усидчивость, техническая подготовка. «Школа» получается уникальная! Это вырабатывает замечательную привычку работать.
И Вам это конечно пригодилось?
Безусловно. Понимаете, к высшему образованию я подошла после 12 лет интенсивной работы в области музыки. Это был мой «багаж» при поступлении в Гнесинскую академию. Когда я поступила, мне было 17 лет.  Нас  таких молодых на курсе было только двое – я и Николай Басков. Все остальные были постарше.
Сейчас, когда пройден относительно большой путь, и я встречаю на профессиональной сцене многих своих коллег и просто деятелей музыкальной сферы, я понимаю, что «до верху» добираются те, которые кроме божественного дара, все же имеют значительный багаж наработок.
Итак, я поступила в Российскую академию музыки им. Гнесиных. И добрая женщина Нагаева Ираида Григорьевна, ученица моей бабушки, сказала: «Машенька, пока ты не забыла всего того, чему тебя научили в хорошем заведении, сдай экстерном всё вперёд. Потому, что если ты этого не сделаешь, то к пятому курсы вы с однокурсниками сравняетесь в своих возможностях». И я сдала.
Когда мой папа, доктор физико-математических наук, привыкший мыслить логически, сообразил, что в институте я собираюсь только петь – ведь всё остальное сдано экстерном – он понял, что у меня образуется масса свободного времени. Я при этом фонтанировала энергией и фантазией. Папа посчитал, что это время может быть потрачено на какие-то не вполне логичные для моего возраста развлечения. И он предложил мне два варианта: «Маша, или ты учишься в Гнесинской академии и отчитываешься поминутно, где ты находишься – или ты учишься в каком-нибудь ещё высшем учебном заведении и я тебя ни о чём не спрашиваю». Второй вариант мне очень понравился.
В МГЮА я пришла не сразу. Поначалу такого мне даже не приходило в голову, и я решила пойти по простому для себя пути - поступила в Московский государственный лингвистический университет. У меня к тому времени был свободный английский и немецкий. Однако, вскоре я пришла к выводу, что это не образование, а каторга. Там мало кого интересовало, хорошо ли я знаю языки.  Весь смысл обучения заключается в том, чтобы довести язык до состояния условного рефлекса.
Сдав первую летнюю сессию в инязе, я больше там не появлялась. На зимнем отдыхе папины юристы заинтересовали меня своей профессией и убедили, что я смогла бы это осилить.
Я сразу начала усиленно готовиться к экзаменам в МГЮА.
Итак, я поступила в Московскую государственную юридическую академию в 1996 году и впоследствии выбрала себе уголовно-правовую специализацию.

Как Вы выбирали специализацию?
Я посмотрела на кодексы и поняла, что уголовный приблизительно в четыре раза тоньше гражданского и это моментально  склонило меня к этой области (смеётся).  В уголовном праве разбираются вполне понятные вещи. Каждый, так или иначе, с ними сталкивается – хотя бы в кино.
Я училась в МГЮА шесть лет. Тогда я уже работала в театре «Новая опера». Совершенно не было свободного времени. И первоначальный смысл папиной затеи потерялся. Но в идее с дополнительным образованием был ещё один более важный момент. Никто наперёд не знает, как сложиться творческая профессия.
Юридическое образование было для меня гарантией успешной жизни.  Я одна была уверена в процессе своей учёбы в Гнесинской академии, что у меня всё получиться. Уверенна я была от своей дерзости. Но у меня было упорство, и даже я бы сказала фанатизм в достижении цели.
Сейчас уже полтора сезона я солистка  Мариинского театра. Там не может быть никаких мотивов держать некачественного солиста. У них хочет работать вся Россия и не только. Мариинский театр уже давно не конкурирует внутри страны, он вышел на мировую арену и входит в первую десятку театров мира. Поэтому Мариинский может себе позволить пригласить на работу кого угодно. Эта была моя заветная мечта, которую я даже вслух боялась произнести. И вот я там.

 

В процессе получения юридического образования у Вас не сложилось впечатление, что существует некоторое своеобразное межправовое поле, в котором и существует наша страна, что общество живёт и хочет жить не по законам, а по понятиям?
Я думаю, это инертность. Это вообще очень сложный вопрос. Есть какой-то буфер, придуманный национальным самосознанием для того, чтобы не погибнуть в несовершенствах законодательной системы. Ещё совсем не обкатанные законы появились в 90-е годы, и сейчас по-прежнему хватает таких актов. Понятно, что правоприменительная практика по ним может быть совсем разная и поступить можно по-всякому. И надо понимать, что суровое следование букве закона, если бы оно было в 90-е годы, когда закон ещё не прошёл испытание жизнью на работоспособность, не привело бы ни к чему хорошему.
Мы же исходим из того, что потребность в справедливости заложена в самом человеке. И именно эта справедливость заключается в том, что Вы назвали понятиями. Мы исходим из идеального, сразу говорю.
Всё, что сейчас происходит – сложно анализировать. Потому, что с одной стороны говорят о прозрачности, законности, разделении властей и прочих прекрасных начинаниях и безобразно большое количество фактов, которые опровергают даже зачатки этих понятий.
Человек должен внутри себя ощущать, что такое хорошо, что такое плохо. И не лениться выражать свою позицию. Лично я – законопослушный гражданин и считаю, что законам надо следовать. Но если закон противоречит внутренним убеждениям человека – об этом не надо молчать. Надо говорить. Заявлять о своём несогласии с законодательством.  Это такой своеобразный механизм шлифовки. Законы тем самым будут доводиться до ума. В нашей стране законодательная инициатива есть у достаточно большого круга лиц. А трибун и дискуссионных площадок ещё больше. Все они, если наладят обратную связь с обществом, смогут модернизировать законодательство. Право оно же живое.

Как по-вашему нужно взаимодействовать с правовой базой?
Я всегда считала, что обществом движут пассионарии. И ректор МГЮА Олег Емельянович Кутафин, при котором мне посчастливилось учиться, наглядное тому подтверждение. Он действительно «Первый по праву».
Я редко когда попадала в более здравомыслящее, позитивно настроенное общество, чем юридическое. На самом деле – это люди, трезво оценивающее реалии, с прекрасным чувством юмора, с огромным потенциалом вообще. Мне очень не хотелось бы, чтобы у них опускались руки. Это люди, которые творческим импульсом могут сделать колоссальные изменения в положительную сторону. Более того, наш президент сам юрист.

Он сегодня, кстати, заявил, что юристы стране не нужны.
Думаю, этим высказыванием президент хотел привлечь внимание к другой проблеме. Умирание реального сектора экономики и наращивание виртуального. Никто не хочет жить в деревне, пасти коз. Почему бы нам так не составить законодательную базу, чтобы это было целесообразно.
Если человек не в состоянии создавать какие-то новые миры, почему он вынужден приезжать в город, где нет ни чистой воды, ни воздуха и в каких-то ужасных условиях приспосабливаться и зарабатывать хоть что-то только потому, что в деревне он физически не может обеспечить себя. Деревня - это сейчас №1. Реальный сектор экономики тоже. Это всё реальные проблемы. У нас скоро будет большой дефицит продуктов на земле. Что вынуждена есть основная масса людей?
По части фабрик и заводов законодательная база тоже могла бы помочь предприятиям чувствовать себя увереннее.

Какие у нас перспективы на сегодняшний день?
Жизнь всё равно пойдёт свои чередом. Даже сквозь асфальт прорастает трава. Мало конечно, не как на поле. Жизнь это же некое чудо, которое объяснить невозможно. Жизнь всё равно есть и будет дальше развиваться. Я думаю, мы сами себе взаимно создаём неуютное пребывание на небольшой период времени. Эти 70-90 лет, которые нам отводятся, можно провести в значительно лучших условиях. Ведь люди делают это сами для себя. Не волки, не инопланетяне - люди. Друг для друга. Но почему-то делают таким образом…
Я иногда вдумываюсь в тот факт, что атомы, из которых состоит человеческое тело, не являются тем набором атомов, с которым вы родились и отойдёте в мир иной. Эти атомы живут в движении. Частицы, из которых вчера состояла я, сегодня может быть чем-то совсем другим. Когда к людям придет понимание, что невозможно обеспечить себе полноценное существование, поломав при этом существование для других - процесс модернизации пойдёт. У нас тоже есть дети, они растут, они всё это унаследуют. А мы им оставляем какую-то большую неразрешённую проблему.  Из-за нашей неспособности договориться. Мы сами создаём себе условия, в которых не хотим жить. Говорим:  мир лежит во зле. Кто его туда положил, хочу спросить?

Вы реализуете сейчас какие-нибудь проекты?
У нас с МГЮА имени О.Е. Кутафина есть кое-какие планы. На последнем академическом Евровидение, на котором я была в жури, я поняла, что вокалу лучше всего обучаться в юридической академии (смеётся). Они все так хорошо пели, талантливые. У нас есть маленький проект: провести мастер-классы по вокалу на базе МГЮА.

Что побудило Вас создать благотворительный фонд в Астрахани?
Я туда приехала в рамках проекта «Стратегии 2020». До этого в Астрахань я, как правило, приезжала, как внучка своей бабушки. Там проходит фестиваль Барсовой и Максаковой.  И когда я приехала туда в рамках «стратегии 2020», у нас завязалась дискуссия, в ходе которой один из присутствующих сказал: «Вы полная тёзка своей бабушки, вы поёте её партии, голоса у вас похожи. Для вашей бабушки благополучие Астрахани было первостепенной задачей. Вы унаследовали столько хорошего от неё. Вашей бабушке было бы приятно, если бы Вы продолжили её астраханскую миссию». И меня это впечатлило. Пришла идея создать благотворительный фонд. И знаете, видимо там бабушкой уже эгрегор какой-то создан. Только начинаешь что-то делать - и всё складывается само. Сейчас там строится большой оперный театр. Самый большой в ЮФО. И даже он стоит на улице Максаковой.
Бабушка любила Астрахань невероятно. Наш фонд сейчас там много всего делает и мне это в первую очередь приятно.

Вашей жизни больше случайностей или закономерных явлений?
Будущее - это хорошо спланированной настоящее. Поэтому, как говорил Валентин Плучек, «никогда не будет попутного ветра тому, кто никуда не направил свой парус».
Ветер подует обязательно, но парус надо направлять.

Сейчас в МГЮА имени О.Е. Кутафина стали готовить юристов по специальности шоу-бизнес. Как вы оцениваете перспективы таких специалистов и, что ждёт их в будущей профессии?
Мы точно скоро придём к надлежащему соблюдению авторского права.  Оно всё больше ужесточается и в конце концов, думаю, оно заработает.

То есть вы не сторонник той теории, что авторство как имущественное право умрёт и будет единое пространство, из которого каждый безвозмездно сможет взять что захочет? Такой своеобразный коммунизм.
Когда-нибудь такое будет 100%. Интернет это в любом случае уже большая свобода. Не надо забывать, что для многих авторские отчисления - это источник существования. Но думаю, что авторское право будет ужесточатся до той поры, пока эта «плотина» попросту не прорвётся.


А все-таки, что ждёт юристов шоу-бизнеса в будущей деятельности?
В ближайшее время у них работы будет навалом. Именно благодаря тенденции на ужесточение.

А это будет обычная юридическая работа: суды, бумаги и всё такое, или это будет некоторое подобие деятельности агента американской суперзвезды?
Думаю, очень многое зависит от личности самого юриста. Что ему интереснее. Эта работа даёт возможность свободы. Кому-то интересна жизнь звезды со всеми её делами. У другого, напротив, всё это вызывает отторжение.
Сумасшедший человек, ничего не понимает. Ходить и утрясать за него всякие истории, да лучше я буду с бумагами работать. А некоторым, наоборот это кажется занятным: смотрите какой интересный человек мне попался, что не сделает, сплошь работа и работа - какое счастье! К примеру мне повезло с моим юристом Алексеем Быстряковым – надеюсь, что мое юридическое образование немного облегчает ему жизнь.

Что вы можете пожелать коллегам? В чём Ваш секрет успеха?
Вера в возможность достижения своей цели. Первое пожелание – не отчаиваться. И надо думать, что мы умные, молодые, прогрессивные и талантливые люди, мы должны и обязаны дать свое стране такую нормативно правовую базу, которую самим будет приятно исполнять.
Мы должны думать об этом. Там где нет права - нет свободы, у нас никогда не будет свободы, пока не будет нормальной правовой системы.
Государство -  это механизм, машина. И чтобы не быть раздавленным этой машиной надо, чтобы правовая система работала как самый отлаженный её механизм. Тогда будет свобода, хотя бы в рамках правил. Потому, что если мы чётко будем понимать, что мы ответственны перед законом, а не частной волей какого - либо человека, который может нам создать любую проблему на ровном месте, мы будем относительно свободны.
Нельзя соглашаться с тем, что противоречит моральным принципам. Я вас уверяю, что людей прогрессивных, здравомыслящих и талантливых всё равно гораздо больше. Я знаю, нарушить вечный компромисс очень сложно. Но все-таки иногда надо уметь сказать нет.
Должен произойти маленький поворот в сознании человека. Надо осознать, что мы сами творцы окружающего мира.
Я горжусь тем, что я училась в Московской государственной юридической академии. Она мне дала очень многое, в том числе мою сегодняшнюю позицию, что мир можно и нужно менять к лучшему.

        

Членство
Анонс
Новости
Гранты
Публикации
Интервью
Интервью с В.Н. Плигиным - Председателем Комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству
Интервью с председателем Ассоциации выпускников МГЮА Дмитрием КРИВИЦКИМ
Интервью с О. А. Егоровой - Председателем Московского городского суда
Интервью с Г. П. Ивлиевым - начальником Правового управления Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания РФ
Интервью с первым заместителем председателя Комитета ГД по делам молодежи Белоконевым С.Ю.
Интервью с адвокатом Клигманом С.А.
Интервью с Исаевым Н.О. - выпускником МГЮА 2001 г., заместителем руководителя (статс-секретарем) Государственного комитета РФ по делам молодежи
Интервью с префектом западного административного округа (ЗАО) Москвы, доктором юридических наук Алпатовым Ю.М.
Интервью с Председателем Содружества выпускников МГЮА Кривицким Дмитрием Борисовичем
Интервью с выпускником Академии Мазковым Е.Ю. - начальником Управления правового обеспечения ОАО НК "Роснефть"
Интервью с выпускницей МГЮА Марией Петровной Максаковой
Фото
Регистрация
КАРЬЕРА
Контакты




 

 

                  
Логин:    
Пароль:
 
 
Рейтинг@Mail.ru

© 2006 Содружество выпускников МГЮА